Сейчас:
-2
переменная облачность
Завтра:
0
сильная облачность

экстренные службы

112

Категории

История 5 Исторические районы Гатчины 11 Легенды Гатчины 5 Знаменитые люди Гатчины 5 Утраченная Гатчина 3 Достопримечательности 21 Все категории

Знаете ли вы, что:

фонари, которые установлены на Соборной и Красной улицах, – копии Московских, Новоарбатских. Мэр Москвы подарил их Гатчине за то, что они в Гатчине же и отливались.

Греческая галерея Гатчинского дворца

Греческая галерея – появилась при перестройке дворца в 1796-1797 годах на месте открытой галереи. Она связывала помещения, расположенные в бельэтаже главного корпуса дворца с Арсенальным каре. Отделка галереи была выполнена по чертежам архитектора В. Бренны в 1790-е годы. Для европейского общества конца ХVIII века было характерно увлечение античностью. Этим можно объяснить использованием в оформлении галереи рельефов с изображением сцен античного быта.

В Греческой галерее были размещены четыре картины кисти известного французского живописца Гюбера Робера и многочисленная скульптура.

Греческая галерея или, как ее называли при Павле I, «Белая», «Светлая» или «Проходом в театр», предназначалась для дворцового музея, посвященного античному искусству, поэтому в ее декор, наряду с классическими элементами лепки, были также внесены скульптурные рельефы, изображающие античные пляски и шествия. Здесь В. Бренна отказался от характерной для него перегруженности композиции орнаментикой и создал интерьер нарядным, не перенасыщенным лепкой.

Плоское перекрытие обрамлено сложным классицистическим карнизом.

Точно такой же карниз, как в Греческой галерее, входил в декор Предовальной или, как ее еще называли, «Предцерковной»; он использован и в симметричной Греческой - Арсенальной галерее (при Павле I - Малиновой), а также в комнате Ротари, продолжении Греческой, где повторяется целиком вся отделка галереи, исключая овальные медальоны и лепные кронштейны под скульптурными барельефами.

Ровное поле перекрытия Бренна обогатил кессонами: в центре - большой восьмиугольный, от которого отходили шестиугольные, перемежающиеся с трехступенчатыми четырехугольными.

Интересно отметить, что на чертеже конца XVIII в. лепка кессонов более тяжеловесна и барочна, поля в гораздо большей степени заполнены орнаментом, так что почти не остается незаполненного пространства. На довоенных фотографиях Греческой галереи мы видим совершенно другую картину: лепка располагается свободно, оставляя довольно значительные незаполненные места, к тому же выполнена в более низком рельефе, что создает ощущение воздушности, легкости. Центральный восьмиугольный и шестиугольные кессоны (на чертеже VIII в. двухступенчатые, на фотографиях они одноступенчатые). Отсюда мы можем заключить, что мастер шел как бы по линии упрощения декора, что более соответствовало строгому классицистическому стилю Греческой галереи. В декор глухой стены галереи входил также ритмически прерывающийся рельефный фриз, состоящий из чередующихся прямоугольных и овальных рельефов.

На прямоугольных горизонтальных барельефах изображались многофигурные сцены из античной жизни. Между этими барельефами, над лепными кронштейнами с бюстами римских императоров находились овальные медальоны - профильные погрудные изображения юношей и девушек с античной, часто дионисийской, символикой. Симметрично им на противоположной стене в межоконных простенках находились аналогичные овальные рельефы. Варьировалось шесть изображений: три мужских и столько же женских (в общей сложности 18).

Подобные рельефы мы встречаем в Тронной Павла I в Павловске. Прямоугольные барельефы на античные сюжеты использовались и как десюдепорты трех дверей галереи. Аналогичные рельефы входили в декор комнаты Ротари, а также украшали Кавалерский зал Павловского дворца.

Барельефы скомпонованы из отдельных повторяющихся в различныx сочетаниях фрагментов.

Е.В. Королев выделяет в Павловском дворце пять законченных цельных композиций: «Вакхические танцы и возлияние», «Вакхическая процессия к жертвеннику», «Дионис и Ариадна на острове Наксосе», «Шествие Кибелы» и «Поезд Цереры». Автор отмечает, что в этих рельефах почти нет повторяющихся фигур. Шестая же композиция - «Суд Париса» на рельефах из Павловска - дополнена фигурами с рельефа «Вакхические танцы». Все эти сюжеты читаются и в Греческой галерее Гатчинского дворца, но гатчинские рельефы были значительно длиннее павловских, на них умещалось большее количество фигур и поэтому даже те рельефы, которые Королев отмечал как цельные и законченные, на гатчинских дополнены фигурами из других композиций. Отметим, что изначально рельефы появились в Гатчинском дворце и лишь позднее в Павловском.

До сих пор остается спорным вопрос об авторстве барельефов. Королев считает автором скульптурных рельефов И.П. Прокофьева. Но это утверждение не подкреплено ссылками на документы, а основано почти всецело на стилистическом анализе, что не представляется убедительным, его можно рассматривать лишь как одну из гипотез.

Предположение М.Г. Колотова и Ю.И. Трубинова о том, что скульптурная отделка Греческой галереи представляла собой отливки со слепков античных рельефов, тоже не подтвердилось. В литературе, посвященной античным рельефам и в наиболее полном трехтомном каталоге S. Reinach (Repertoire de Reliefs. Paris, 1912) ничего подобного рельефам Греческой галереи нет. Поэтому мы склонны считать рельефы Греческой галереи произведениями, стилизованными под античность. А в качестве мастера, подвергшего окончательной переработке и перекомпоновке отливки, можно назвать одного из двух возможных кандидатов: скульптора Агостино Трискорни или лепного мастера Франчино Квадри. В пользу первого говорит тот факт, что на него, как на исполнителя скульптурных работ в галереях указывают составители книги «Столетие города Гатчины», но архивные документы Гатчинского дворцового управления, на которые ссылаются составители этой публикации, пока не найдены.

В. Макаров и А. Петров в книге о Гатчине в качестве автора декоративного оформления галерей называют Франчино Квадри, что подтверждается архивными документами. По другим документам можно проследить, сколько и каких материалов было отпущено мастеру в процессе работы и насколько быстро продвигалась эта работа.

Квалификация обоих мастеров была достаточно высокой для участия в создании декоративной скульптуры галерей. Поэтому с большой долей уверенности можно говорить, что скульптурный декор скомпонован из отдельных фрагментов одним из названных мастеров. Скорее всего, этим мастером был Агостино Трискорни, так как именно он компоновал барельефы Мраморной столовой и Чесменской галереи, а орнаментальная лепка - работа Франчино Квадри.

Непосредственное авторство барельефов вряд ли возможно приписать А. Трискорни или Ф. Квадри: во-первых, потому, что рельефы не являются изначально цельными композициями, а скомпонованы из отдельных фрагментов, а во-вторых, так как «постройкой этой весьма спешили», Бренна, вероятно, воспользовался уже готовыми фрагментарными отливками, которые и скомпоновал А. Трискорни.

Вопрос об авторе рельефов пока остается открытым.

Из предполагаемых авторов фрагментов барельефов Греческой галереи можно назвать Ф.Г. Гордеева или упоминавшегося уже И.П. Прокофьева. Причем, первому можно отдать предпочтение, так как на барельефе Гордеева в небольшом зале Останкинского дворца, изображающем свадебный поезд Амура и Психеи, четвертая справа, седьмая и восьмая фигуры идентичны некоторым фигурам вакханок Греческой галереи. Но пока не найдены авторские аналоги рассматриваемых рельефов, тема эта остается открытой и требует дополнительных исследований.

Основу убранства Греческой галереи составляла круглая скульптура. При Павле I здесь не было мебели и, по утверждению С. Казнакова, «никогда ничего не происходило, за исключением обеденных столов для приглашенных лиц, когда не было места в других парадных залах»".

Архитектор Бренна разместил имевшиеся в его распоряжении произведения искусства, исходя из конфигурации галереи, одна из стен которой сплошная, а противоположную, южную, прорезают восемь полуциркульных оконных проемов и прямоугольный дверной проем. Глухую вогнутую стену занимали при Бренне две печи. Остальное пространство стены заполняли, вероятно, три мраморные статуи, копии с античных. Чередуясь с ними, на девяти лепных консолях размещались бюсты римских императоров и философов. Симметрично им такого же типа изваяния находились на аналогичных подставках в простенках наружной стены.

Двенадцать бюстов из 18-ти представляли собой скульптурные портреты первых римских императоров. Они находились еще «на открытой галерее» и принадлежали первому владельцу дворца Г.Г. Орлову. «Двенадцать современных бюстов цезарей для господина графа Орлова» были куплены И.И. Шуваловым в Италии и отправлены из Чивитавеккьи в Петербург в августе 1769 года. После того, как галерея стала закрытым интерьером, бюсты были установлены на лепные консоли, и, вероятно, остальные шесть бюстов подбирались уже по размерам и материалу этих двенадцати. Так в Греческой оказалось два бюста Цицерона и не соответствующий античной тематике бюст испанского короля Филиппа III XVII в. Кроме уже названной пластики, в число бюстов, стоящих на 18-ти лепных консолях, входили: античный римский бюст юноши из дома Клавдиев датированный I в.; женский портрет, копия XVIII в. с антика, и портрет римлянина, также копия XVIII в. с античного изображения.

В Греческой галерее стояли еще три статуи - копии с античных - Аполлино (Аполлон Гермафродит), Афродита Анадиомена и Ганимед, кормящий орла. Есть основание предполагать, что они находились в Греческой еще при Павле, хотя в единственно доступной нам описи павловского времени (1793-1796) они не обозначены. Опись фиксирует еще открытую галерею.

Но в самой ранней после павловской - описи Л. Сиверса 1858 г. - ни статуи, ни бюсты не упоминаются среди вещей, «принадлежащих покойному императору Николаю I», стало быть, они появились раньше. Мария Федоровна, владевшая после смерти мужа Гатчинским дворцом, стремилась сохранить интерьеры Главного корпуса такими, какими они были при императоре.

О том, что статуи, так же как и бюсты, находились в Греческой галерее при Павле, косвенно говорит и свидетельство некоего А.В. Grandville, посетившего Гатчину зимой 1827г., т.е. еще при жизни Марии Федоровны. Среди прочих апартаментов Гатчинского дворца он упоминает и о Греческой галерее, где «есть несколько статуй и бюстов, большая часть из них - копии с античных».

Все это говорит в пользу версии, утверждающей, что названные статуи находились в галерее еще при Павле I.

Во второй половине XIX в. в Греческой галерее появляются 16 медальонов литой меди. Два из них переносят сюда из «Картинной на Кухонном дворе», а 14 - из Овальной комнаты (Будуара Марии Федоровны), откуда они были сняты в связи с «указанием Государыни Императрицы Александры Федоровны» обить эту комнату «шелковою материею». Они были убраны с Греческой галереи в 1923 г. и подготовлены к развеске в Овальном будуаре Марии Федоровны. (В 1920-е гг. главный хранитель Гатчинского дворца В. Макаров задался целью освободить интерьеры XVIII в. от позднейших наслоений XIX в.) Четыре картины работы Гюбера Робера (1733-1808) появились в Греческой галерее при Николае I, когда убрали две изразцовые печи, находившиеся там при Павле I. Однако эти картины были в Гатчинском дворце и до Николая I, еще в конце XVIII в. О них пишет Станислав Понятовский в 1797г.: «Пять... больших картин Робера... вызывают восхищение среди многих других современных картин в Гатчине». Об этих картинах упоминает в своем завещании Мария Федоровна: «Четыре Робера должны возвратиться в Гатчину, которой они принадлежат».

Картины провисели в Греческой вплоть до войны 1941 г.

При Павле I мебели в Греческой не было. Она появилась уже при последующих владельцах дворца. Вероятно, при Николае здесь поставили четыре «стола резной золоченой работы с белыми мраморными досками». А затем уже при Александре II в 1857 г. к ним были сделаны стулья «в стиле столов (Empire)» «мебельщиком фабрикантом Карлом Андреевичем Туром».

Занавеси и обивка мебели были до конца царствования Александра II пунцовыми, такими мы их видим на акварели Э.П. Гау 1880 г. В 1884 г. стулья работы К.А. Тура заменили на стулья и кресла из Приората. П.П. Вейнер пишет о них как о «золоченых креслах павловского времени». На самом деле эти стулья и кресла - новоделы XIX в. в стиле Людовика XVI. Они были обиты оранжевым бархатом, а в 1885 г. в цвет им «в Греческую галерею изготовлены шторы из оранжевого канауса». Кроме отмеченных уже четырех столов, появившихся в галерее при Николае I, при Александре III добавили еще 11 столов: пять столов овальных и шесть ломберных. В дальнейшем три из них - один овальный и два ломберных - были убраны. Опись 1938-1939 гг. фиксирует уже только 12 столов.

Освещали Греческую галерею девять хрустальных фонарей: три на четыре рожка и шесть на три рожка с бронзовыми деталями и хрустальными подвесками конца XVIII в. На столах-консолях стояли четыре жирандоли на три рожка. Кроме того, следует отметить два бронзовых стенника на пять рожков, окаймленные акантом, второй половины XVIII в., приравниваемые к Гутьеру.

При Александре III в галерее появляются 14 фарфоровых ваз, которые расставляются на четырех столах-консолях рядом с жирандолями. Вазы простояли в галерее недолго и были убраны, вероятно, В. Макаровым.

Стены Греческой галереи были оштукатурены и слегка тонированы.

В конце 90-х гг. XIX в. стены штукатурились, оклеивались холстом и окрашивались. Работы проводились для укрепления стен, предохранения их от трещин. Причем сначала (в 1895 и 1898 гг.) это было сделано только в комнате Ротари («оклеено полотна под мастичную краску с проалифкою горячим маслом...»), а затем, когда, видимо такая технология оправдала себя, ее повторили в Греческой. Настенная лепка сохранилась с павловских времен, при ремонтах она только подновлялась.

Окна в галерее были с тройными створчатыми сосновыми рамами и полукруглыми фрамугами (третьи зимние с полукруглыми верхами рамы были поставлены в 1882 г.). Из сосны была и балконная дверь а также подоконные доски, которые «склеивались на шпонках из двух частей». В 1884 г. сосновые подоконные доски собирались заменить на мраморные, о чем свидетельствует дополнительный счет скульптора Руджио, однако подоконники так и остались деревянными. Три двустворчатые филенчатые двери, ведущие в соседние с Греческой помещения, были из дуба.

Все оконные рамы и дверные полотнища окрашивались «палевою краскою за 2 раза с загрунтовкою и разделкою под дуб». Оконные рамы и балконные двери дополнительно покрывались лаком.

Паркет в галерее был простой дубовый рисунка «косая корзинка» с фризами красного дерева. Его полностью перестилали в 1884 г. при Александре III, сохранив первоначальный рисунок. В начале XX в. рисунок меняется, он становится «в шахмат», фриз сохраняется.

На сегодняшний день начата реставрация галереи, для этого собраны все необходимые материалы.

Большая часть сохранившегося убранства сейчас находится в Павловске: это 16 мраморных бюстов, две статуи, четыре большие картины Гюбера Робера, два бронзовых стенника XVIII в., два фонаря и 16 медальонов литой меди.

Большое количество сохранившихся предметов убранства дает возможность достоверного воссоздания интерьера Греческой галереи.




Восстановление пароля

Войти на портал

Забыли пароль?

Регистрация на портале

Лицо


Пол

Обратная связь